Суббота. Вторая попытка запрячь.

Вдохновленная предыдущим удачным катанием в ватрушке за Лесей, я решила в эти выходные, благо мороз спал, повторить опыт. Я взяла в конюшню дырокол, чтобы сделать дополнительную дырку в нагруднике, учла, как мне казалось все ошибки, пропустила обе вожжи через колечки в гурте, прикрепила поводом и накордником корды, а не на каждую вожжу корду и бодро потопала кататься с этой конструкцией. Мы в конюшне договорились не кататься на манеже на ватрушке, потому что снег укатывается и становится скользко, в поле сейчас снег глубокий, Леся ходит там неохотно и я боялась, что со всей этой конструкцией, Леся просто невозмутимо привезет меня в конюшню и я решила покататься в леваде, все же в замкнутом пространстве.

Я не знаю, что и как я там накрутила, но поскольку у меня вожжи состояли не из двух корд, а из одной, а корду, которая крепилась к ватрушке, я в этот раз не пропустила через гурту, а прикрепила тоже карабинами у меня вожжи получились короче (!!!), чем крепление к ватрушке. Естественно, я это поняла не сразу, а только гордо прошагав с кучей веревочек и ватрушкой к леваде. И побежала то Леся так охотно. Но почему-то, (странно, да?) вожжи вырвались из рук. Я остановила, опять села и только потом заметила, что тащит-то Леся не грудью, а опуская голову. Идиотка. Что скажешь. Все мои узлы и крепления, затянулись, намокли и перевязывать полностью на улице не получалось, я тогда стала пытаться укоротить веревку к ватрушке, вязала там какие-то узлы, вышла вообще полная ерунда. Снег в леваде был глубокий и Леся эта затея, таскать за рот ватрушку надоела. Я тогда махнула на все рукой и сняла вожжи. Я Лесе вполне доверяю, она и без управления прекрасно бегает, а тянуть за рот не дело. Ну как-то что-то вымученно мы побегали. Но ездить на ватрушке в леваде идея дурацкая, на хорошем вираже меня здорово внесло ногой в ограждение. А потом Леся и вовсе отказалась бегать, она вставала в угол и не двигалась, на попытки двинуть она или пятилась задом на меня, что достаточно страшно, сидя в ватрушке или поворачивала мордой на меня, окончательно запутывая крепление к ватрушке. Я теперь боюсь, что этот неудачный опыт Лесе запомнится и она теперь совсем откажется таскать ватрушку, даже с «правильно» подогнанной упряжью. Я ее распрягла и чуть погоняла в леваде, побегать-то все равно надо. Очень красивой рысью она бежала по этому снегу, вынужденно поднимая высоко ноги из-за снега. Потом взяла на корду и мы пошли побегать галопом в поле. Там снег глубокий, пусть качается.

Леся потом чувствовала себя виноватой, тыкалась мордой, была притихшей. И меня тоже мучило  чувство вины перед ней, такая неудачная попытка запрячь, она же в прошлый раз с удовольствием побегала, а я все испортила. Теперь, если я соберусь еще раз и погода позволит, пойду в поле. Леся вполне себе ходит по рыхлому, глубокому снегу, как я это выяснила в воскресенье. Но об этом следующая история

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.